суббота, 25 марта 2017 г.

Почтальонша бабушке пенсию несет!



Почтальонша бабушке пенсию несет! 
Эту тетю бабушка дома очень ждет! 
Дяди из правительства, я хочу спросить, 
Как на эту пенсию бабушке прожить? 
Заплатить за воду, заплатить за газ… 
Бабушка не жадная – она все отдаст, 
И, вздохнув, расскажет мне про ЖКХ… 
Я не понимаю, что за чепуха! 
Кто она такая, эта ЖКХ? 
Может, это злющая хищная блоха? 
Она съест всю пенсию бабушки моей! 
Дяди из правительства, думайте скорей! 
Дяди-олигархи, будьте так добры – 
Завтра чуть поменьше красненькой икры… 
Пусть дворцов поменьше, это не беда – 
Поживете с нами, мы вас ждем всегда! 
Бабушка хорошая, любит всех людей! 
Бабушкина пенсия, ты расти скорей! 
Если не почешется пенсионный фонд, 
Мы откроем с бабушкой пенсионный фронт!
Бабульки рулят!!!

понедельник, 6 марта 2017 г.

ПОХОРОНЫ ОБ СТЕНКУ ГОРОХОМ: НЕ БУДЬ ПНЁМ!



Каждое отпевание я вижу одну и ту же картину. В храме или морге, где совершается последнее прощание с усопшим, гроб заваливают гвоздиками и розами, и скорбящие родственники тесно встают вокруг. Женщины в чёрных платочках промачивают салфетками глаза. Мужчины моложе тридцати с выражением зубной боли на лице переминаются с ноги на ногу. 

На лицах стариков часто можно прочесть почти торжество: «Это не я, не я здесь в гробу!». Лица старух непроницаемы, словно вырезанные из дерева маски. А в центре всего – восковой лик покойника. Ни звука. Лишь редкое покашливание. Никто не молится. Никто не крестится. Все стоят, как пни.